Не Иван Голунов — кто и зачем вышел на митинг в День России

Писатель, сценарист, публицист Дмитрий Петровский — о тех, кто решил «оседлать» хайп вокруг ситуации с арестом и освобождением Ивана Голунова.

Я, МЫ — ИВАН ГОЛУНОВ. Этот слоган, кажется, уже навсегда вошел в историю отечественной журналистики. Тираж трех газет, вышедших с этими словами на первой полосе, раскупился практически моментально — впервые за долгие годы, если не десятилетия. Эти слова украшали аватарки крупнейших телеграм-каналов, они были на майках и сумках. И конечно, листочки с этой надписью несли многие люди на вчерашнем митинге на Чистых Прудах в поддержку Ивана.

Более того, многим, кто в этот день вышел на улицы, действительно очень, очень хотелось бы ненадолго стать Иваном Голуновым. Тем, кого в таком единодушном порыве поддержали и условные «прокремлевцы», и условная же «оппозиция». Тем, из-за которого всесильному МВД пришлось оправдываться. Из-за которого полетят головы полицейских генералов, и даже обещают смягчить антинаркотическое законодательство. Вот только ни самого Ивана, ни большинства его коллег, организовавших митинг, вчера с ними не было. А те, кто был — они ну решительно ничем не были похожи на Голунова.

То, что Иван стал именем и лицом протеста — это и великолепная случайность, и неслучайность одновременно. Давайте просто на секунду представим себе, что то же самое произошло бы с кем-то из «проверенных» лидеров оппозиции, которые вчера вышли на митинг. Алексей Навальный идет домой, его останавливают, «находят» наркотики. Была бы громкая история? Безусловно. Вышли бы люди на улицы? Какое-то количество — конечно, да. Но я готов спорить на все, что угодно, что такого единодушного, такого искреннего порыва не случилось бы точно.

Все знают, что Алексей Анатольевич давно «ходит по краю», все помнят две судимости, с которыми его, тем не менее, беспрепятственно выпускают за границу и каждый раз мягенько присаживают то на домашний арест, то на несколько суток. Все понимают, хоть и не говорят это вслух, что он находится с системой в договорных отношениях, и если однажды он выбесит систему, и она съест его — ну что ж, nothing personal, just business.

Еще показательнее выходит, если вместо него в это уравнение подставить недавно арестованного Леонида Волкова или Илью Яшина. Люди немедленно вспомнят скандал с видеозаписью из стрип-клуба и домик в Люксембурге Леонида. Они выволокут на свет уже позабытую историю с Яшиным и Катей Муму. Подбросили наркотики? Этим? Невиноватые? Ну-ну.

Лозунг «Я, Мы — Иван Голунов» лукавый, потому что подразумевает, что на месте Ивана может оказаться буквально всякий. Но героем этой истории стал именно он — нелепый с виду парень, по которому сразу видно, что он вряд ли пьет что-то крепче чая (какие уж тут наркотики?). Погруженный в свое дело, выпускающий сухие, точные расследования — лишенные блеска и дешевых эффектов, которые так любит его коллега Алексей Навальный. Немного не от мира сего, немного «не здесь». Так что когда МВД опубликовало снимки, предполагающие, что вот у этого «ботаника» (простите, Иван!) дома целая нарколаборатория, каждому стало очевидно, что творится чудовищная несправедливость, и что с этой несправедливостью надо что-то немедленно делать.

История о том, как за чужие грехи страдал невиннный — это библейская история. История, которая моментально отзывается в сердцах, которая способна делать историю, двигать неподъемные глыбы и примирять либералов и государственников, портал «Медуза» и телеграм-канал Mash. Но когда первая яркость этой вспышки уходит, когда справедливость вроде бы восстановлена, а спасенный герой оказывается дома — неизбежно появляются те, кто хочет погреться и получить свои дивиденды.

Нет, я не про парней и девушек с листочками «Я, МЫ», которые просто хотели продлить праздник, поддержать гаснущую эйфорию. Я о тех, кто вчера на Чистых зачем-то требовал свободы Олегу Сенцову (при чем тут террорист Сенцов?). О тех, кто пришел, чтобы еще раз красиво и профессионально «свинтиться» — благо, телекамер международных каналов было достаточно. О тех, кто агитировал за Любовь Соболь, пока она сама летела в Прагу на вручение премии Бориса Немцова. О всех тех, кто попытался «запрыгнуть на медиа-повод», «поймать хайп», «оседлать волну».

Ивана Голунова в тот день с ними не было. Иван сделал свое дело, дал смущенное, спотыкающееся интервью сразу после освобождения — и снова ушел в тень, вернулся к расследованиям. И именно поэтому остался героем. Те же, кто сейчас капитализирует эту чудесную историю, кто пытается заставить ее крутить колеса своих политических мельниц и свечных заводиков — вы не Иван Голунов. Может, однажды вы научитесь быть как он. И тогда далекий, непонятный, но так ужасно нужный вам народ этой страны подарит и вам немного своего чистого сострадания. И может, даже отдаст свой голос на выборах.

Читайте также

Добавить комментарий